• Инна Чурикова
    Инна Чурикова

     Инна Михайловна Чурикова

     Народная артистка СССР, актриса театра и кино

     Родилась 5 октября 1943 года в городе Белeбей...

  • Чулпан Хаматова
    Чулпан Хаматова

     Чулпан Наилевна Хаматова родилась 1 октября 1975 года в Казани, в семье инженеров. С восьмого класса Чулпан училась в математической...

  • Евгений Миронов
    Евгений Миронов

     В 1986 году окончил Саратовское театральное училище. В 1990 году после окончания Школы-студии МХАТ (курс О. Табакова) был принят в...

Последние отзывы
  • 06 ноября, 2017
    Цирк "Тут все вертится, светится, вращается, летает, поет, играет, отбрасывает тень, искры летят, блески блестят. Все с высоким вкусом и в..."
    Виктор
  • 03 ноября, 2017
    Цирк "Спектакль не понравился. Ингеборга Дапкунайте явно была не в своей тарелке. Не вписалась. Прям жиденько. Мартынов - полное фиаско...."
    Лилия
  • 12 октября, 2017
    спектакль Рассказы Шукшина ",Были на спектакле 10.10.17 с сыном .Все еще хожу под впечатлением от показанного. Очень хорошо поставлен спектакль Талантливые актеры...."
    СВЕТЛАНА

Премьера спектакля «Пока существует пространство»

>>заказать билеты на спектакль<< 

 06 октября на Другой сцене «Современника» состоялась премьера авторского спектакля Валентина Гафта и Саида Багова «Пока существует пространство». Артисты-соавторы выступили здесь сразу в нескольких ипостасях: во-первых, они стали авторами идеи и, главное, авторами пьесы, а во-вторых – единственными актёрами-участниками спектакля.

 Артисты-соавторы выступили здесь сразу в нескольких ипостасях: во-первых, они стали авторами идеи и, главное, авторами пьесы, а во-вторых – единственными актёрами-участниками спектакля. Камерная, минималистичная, в чём-то даже медитативная постановка – негромкое и лишённое ложного пафоса размышление о самых важных и одновременно самых насущных вопросах бытия. Это разговор по душам – с глазу на глаз и один на один, – происходящий в тот момент, когда уже невозможно длить затянувшееся многолетнее молчание, когда разговор уже не может не состояться. Именно тогда каждая тема, которая может кому-то показаться «отвлечённой», становится сущностно, жизненно важной и требует не только размышления, но проговаривания, обсуждения вслух. В закатных лучах солнца «где-то в Европе» (так авторы обозначили место действия пьесы), в ощущении и предчувствии заката жизни, на всё прошедшее оборачиваешься, как на медленно гаснущий день. Пытаешься успеть озвучить самое тревожное и болезненное, беспокоящее и животрепещущее. Пытаешься хоть ненадолго выбраться из собственного одиночества и «достучаться» до ближнего – такого же одинокого и такого же неуверенного в прошлом, настоящем и будущем, так же терзаемого незалеченными ранами. Это происходит с героями, но не включиться в этот непростой диалог оказывается едва ли возможным и для зрителя, когда в нескольких шагах от него встреча отчима и пасынка превращается почти в сакральное действо, свидетелем и участником которого по-своему становится каждый присутствующий.

 Исповедальная, лишённая «наставительности» интонация пьесы и, прежде всего, игры Валентина Гафта придают каждой реплике экзистенциальное звучание. А сам Гафт здесь, быть может, впервые предстаёт артистом столь пронзительных и горьких трагических красок, никогда прежде не собиравшихся в пределах одного спектакля (а здесь актёр ни на минуту не уходит со сцены) в такой концентрированный «пучок лучей». Именно лучей – потому что, при всей горечи, спектакль и работа Валентина Гафта не только вряд ли могут оставить зрителя равнодушными, но обещают и подлинный катарсис – которого, быть может, порой так не хватает нам в драме собственной жизни.